Главная - Другое - Споры сторон после заключения договора и вступления договора в силу

Споры сторон после заключения договора и вступления договора в силу


Действие договора распространяется на отношения сторон возникшие ранее


Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое). Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Руководствуясь статьей 141 АПК РФ и указав, что суд первой инстанции, утверждая мировое соглашение, был вправе ссылаться на новую редакцию Лесного кодекса РФ, соответственно, применять к рассматриваемым правоотношениям сторон нормы Земельного кодекса РФ и не применять условия договора аренды (арендатор имеет право с письменного согласия арендодателя передавать свои права и обязанности по настоящему договору другим лицам) лишь тогда, когда федеральным законом, внесшим изменения в Лесной кодекс РФ (изложивший ее в новой редакции), прямо предусмотрено, что действие этого закона распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, кассационный суд отменил определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения по делу о взыскании задолженности и пеней по договору займа, так как утвержденное мировое соглашение не соответствует действующему договору аренды и, как следствие, нарушает права третьего лица. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Следовательно, если на дату декларирования товаров лицензионные платежи уплачивались или должны были уплачиваться и выполнялись указанные выше условия, такие платежи должны включаться в состав таможенной стоимости.

Это же правило применятся в том случае, если стороны лицензионного договора распространили его действие на отношения, возникшие ранее даты его вступления в силу (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.06.2021 N Ф07-6006/2021 по делу N А56-64382/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.05.2016 N Ф07-2946/2016 по делу N А56-40948/2015 (Определением Верховного Суда РФ от 23.09.2016 N 307-КГ16-11309 отказано в передаче дела N А56-40948/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления)).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Особенности взаимодействия причины и следствия, договора и обязательства обусловлены тем, что в данном случае происходит перенос (передача) информации от договора к обязательству. «Перенос информации — типичное свойство причинности в сфере социальных явлений.

Вещество и энергия выступают при этом лишь как материальные носители этой информации» .

В таком случае под договором следует понимать определенную информационную систему, состоящую из комплекса, предусмотренных законодательством и сторонами условий.

Права и обязанности, которыми наделяются стороны, а также условия и особенности их осуществления и реализации составляют основное содержание договора. Данная информация переходит в обязательство и после перехода составляет также его содержание. Следует подчеркнуть, что объем информации, как в договоре, так и в обязательстве не ограничивается только той информацией, о которой стороны договорились.

В договор и в обязательство переходит также соответствующая информация правовой среды (законодательство, обычаи, судебная практика) и, если на момент заключения договор соответствует действующему законодательству и правовой среде в целом, такой договор и, естественно, обязательство сохраняют силу при изменении законодательства даже в том случае, когда для подобных отношений устанавливаются иные обязательные правила поведения. В этом проявляется известная автономность договора и обязательства от правовой среды.

Лишь в том случае, когда в законе (причина) будет прямо указано, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, сторонам необходимо скорректировать свое поведение в соответствии с обновленным содержанием правовой среды.

В данном случае к начальной причинно-следственной связи (договор — обязательство) примыкает присоединившаяся причинная связь.

Согласно п. 2 ст. 422 ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Согласно п. 2 ст. 4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам (п.

6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 16 «О свободе договора и ее пределах», п. 83 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 «О применении судами некоторых положении Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).
N 7

«О применении судами некоторых положении Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

).

6. Судам надлежит иметь в виду, что согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу пункта 2 статьи 4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам.

10.2. Споры сторон после заключения и вступления договора страхования в силу

После заключения и вступлен ия договора страхования в силу спо­ры между его сторонами могут возникать по разным поводам, кото­рые достаточно подробно рассмотрены в §6.2, 6.3′»7, 7.2, 7.3, 8.3. Например, в судебном порядке могут рассматриваться споры, обусловленные: неосновательно сбереженными суммами лицом, на которое воз­ложена законом, иным правовым актом обязанность страхования жизни, здоровья и/или имущества других лиц, за счет невыполне­ния этой обязанности или выполнения ее ненадлежащим образом; эти суммы взыскиваются по иску органа страхового надзора в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ (ч. 3 ст. 937 ГК РФ); кроме того, с та­кого страхователя при незаключении им договора обязательного страхования или осуществлении страхования на условиях, ухудша­ющих положение выгодоприобретателя по сравнению с условиями, определенными законом, может быть взыскана в пользу выгодоп­риобретателя при наступлении страхового случая сумма в размере страхового возмещения, которое должно было быть выплачено стра­ховщиком (а не страхователем) при надлежащем страховании (ч.

2 ст. 937 ГК РФ); заведомо ложными сведениями об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступле­ния, которые страхователь сообщил страховщику при заключении договора страхования; страховщик в этом случае вправе потребовать 133 В §6.3 детально освещены вопросы изменения, прекращения и растор­жения договоров страхования.

признания договора страхования недействительным и применения последствий, предусмотренныхч. 2 ст. 179 ГК РФ (ч. 3 ст. 944 ГК РФ); завышением страховой суммы в договоре страхования имущества или предпринимательского риска вследствие обмана страхователем страховщика; последний вправе при этом требовать признания до­говора страхования недействительным и возмещения причиненных ему этим убытков в размере, превышающем сумму полученной стра­ховщиком от страхователя страховой премии (ч. 3 ст. 951 ГК РФ); неуведомлением страхователем страховщика об изменении в пе­риод действия договора страхования обстоятельств, влекущих уве­личение страхового риска, а также отклонением страхователем пред­ложения страховщика изменить в связи с увеличением риска наступ­ления страхового случая условия страхования либо при их неизменности уплатить дополнительную сумму страховой премии; страховщик в этих случаях вправе потребовать расторжения догово­ра страхования и возмещения убытков, причиненных расторжени­ем договора (ч.

5 ст. 453,ст. 959 ГК РФ); заключением договора личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не явля­ющегося застрахованным лицом страхователя, без письменного со­гласия застрахованного лица; договор личного страхования может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае его смерти — по иску его наследников (ч. 2 ст. 934 ГК РФ). Основная часть споров сторон, рассматриваемых в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, связана, во-первых, с непризна­нием страховщиком произошедшего события страховым случаем и, во-вторых, с необоснованным «затягиванием» страховщиками сро­ков выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования или страхового обеспечения (страховой суммы) — по договорам личного страхования, либо с их размерами.

| Источник: — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Заключение и исполнение договоров перестрахования

— С момента вступления в силу , как и любого другого договора, возникают права и обязательства сторон, а также возможность квалификации наступившего события в качестве страхового случая.

В соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ договор страхования вступает в силу с момента уплаты страховой премии или ее первого взноса, если стороны не предусмотрят иное. На основании данной нормы большинство специалистов считают, что договор страхования является реальным, но стороны могут избрать консенсуальную модель для заключаемого договора страхования (перестрахования), если определят иной момент вступления его в силу.

Большинство договоров перестрахования заключаются как консенсуальные договоры (договоры вступают в силу до уплаты премии или первого взноса). Одно из последних судебных дел, которое дошло до ВАС РФ (см.

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.03.2012 N ВАС-2334/12), заставило многих специалистов страховых организаций еще раз внимательно вчитаться в положения своих стандартных форм договоров перестрахования на предмет определения момента вступления их в силу. В обоснование вывода о том, что договор перестрахования не вступил в силу, суд указал, что страховая премия в период срока его действия перестраховщику уплачена не была, а иной момент вступления сделки в действие стороны не предусмотрели.

В обоснование вывода о том, что договор перестрахования не вступил в силу, суд указал, что страховая премия в период срока его действия перестраховщику уплачена не была, а иной момент вступления сделки в действие стороны не предусмотрели. К сожалению, суд не дает в своем решении анализа договорных условий и не указывает, почему он посчитал соответствующие договорные условия об ином моменте вступления договора в действие недостаточными.

Рекомендуем прочесть:  Сроки сдачи подотчета

В других судебных актах по аналогичным делам суды также не указывают, каким же образом сторонам следовало бы эффективно определить факт вступления договора в силу независимо от уплаты страховой или перестраховочной премии. Основное количество судебных споров возникает, когда страхователь уплачивает премию после наступления страхового случая, а страховщик отказывается выплачивать возмещение, ссылаясь на невступление договора в силу. Несмотря на наличие условий о вступлении договора в силу с определенной даты, суды часто признают договоры не вступившими в силу, если нет доказательств уплаты премии страхователем.

В судебных решениях доводы о невступлении договора в силу чаще всего дополняют другие доводы, по которым суд отказывает в страховой выплате, и не всегда ясно, какой из доводов является основным, а какой — дополнительным. Если стороны имеют намерение обеспечить действие перестрахования независимо от уплаты премии или ее первого взноса, в договоре необходимо четко определять и прописывать условие о вступлении его в действие, а также о сроках уплаты премии (первого взноса) и последствиях неуплаты премии или первого взноса до наступления страхового случая (ниже об этом будет сказано более подробно).

В практике встречается много договоров перестрахования с некорректным определением момента вступления в силу, хотя практически нет примеров из судебной практики, когда одно только данное обстоятельство служило основанием для отказа в выплате возмещения. По умолчанию договор будет вступать в действие с момента уплаты премии или первого взноса, как это указано в п.

По умолчанию договор будет вступать в действие с момента уплаты премии или первого взноса, как это указано в п.

1 ст. 957 ГК РФ. Определять момент вступления договора в действие через определение периода перестрахования или срока действия договора также не следует.

Например, будет неправильно определять момент вступления договора в действие таким образом:

«Договор вступает в действие с даты начала периода перестрахования, указанного в.»

. Суды считают, что указание в договоре периода (срока) страхования или срока действия договора не определяет момент вступления договора в силу (Постановление ФАС Московского округа от 21.04.2008 N КГ-А40/2778-08). Далее дается анализ различных вариантов договорных условий о вступлении договора перестрахования в силу с учетом сложившейся судебной практики.

В этом случае момент заключения договора определяется по правилам ст.

433 ГК РФ: договор будет считаться заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. При заключении договора путем составления одного документа, подписываемого сторонами, акцепт выражается в подписании договора. Таким образом, если договор заключается между отсутствующими лицами, моментом его заключения будет считаться момент получения стороной, направившей оферту, подписанного другой стороной договора.

Ряд договоров перестрахования заключается через .

Часто проект договора перестрахования готовит брокер на основании полученной от перестраховщика котировки. Если котировку перестраховщика можно считать офертой, то следует ли считать подготовленный брокером и подписанный перестрахователем договор встречной офертой, а подписание перестраховщиком договора — акцептом?
Если котировку перестраховщика можно считать офертой, то следует ли считать подготовленный брокером и подписанный перестрахователем договор встречной офертой, а подписание перестраховщиком договора — акцептом?

Считать ли тогда договор заключенным в момент получения брокером (перестрахователем) подписанного перестраховщиком договора?

Хотя судебной практики по этим вопросам нам не удалось обнаружить, полагаем, что данный вариант определения момента вступления договора в силу не следует использовать.

Данный способ определения момента вступления договора в силу порождает меньше вопросов, но также требует соблюдения определенных условий. Часто в договорах имеется несколько дат, которые не совпадают (дата в шапке договора, дата подписания каждой из сторон и т.д.). При таких обстоятельствах определить единую дату подписания (и вступления договора в силу) будет крайне трудно.

Во избежание таких проблем следует указывать, что «договор подписан <дд.мм.гг> и вступает в силу с указанной даты».

По нашему мнению, в договоре перестрахования следует также прописывать, что он вступает в силу с определенного в нем момента «независимо от уплаты премии», а также определять последствия наступления страхового случая до уплаты перестраховочной премии. Могут ли стороны указать момент вступления договора в силу ранее даты его подписания (заключения)? Закон позволяет распространить действие договора на отношения, которые возникли до его заключения (п.

2 ст. 425 ГК РФ), но данное условие не означает, что обязанности сторон по исполнению договора возникают раньше, чем он заключен (п. 1 ст. 425 ГК РФ). Стороны не могут определить дату вступления договора в силу ранее даты его заключения. Хотя всеми и признается возможность определить иной момент вступления договора перестрахования в силу (независимо от уплаты премии), остается открытым вопрос о пределах договорной свободы сторон в этом вопросе.

В практике заключается большое количество договоров перестрахования с «коротким» периодом перестрахования, которые начинают действовать с момента заключения (подписания), и премия уплачивается за пределами этого периода (например, договоры перестрахования грузоперевозок, испытательных и демонстрационных полетов воздушных судов и т.п.). Является ли такая конструкция правомерной и будут ли такие договорные условия законными?

Так, в одном деле суд посчитал, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения является встречным по отношению к обязательствам страхователя по уплате страховой премии и неуплата премии является основанием для освобождения страховщика от обязанности выплачивать возмещение (ст.

328 ГК РФ) (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.10.2007 N Ф04-7135/2007(39154-А45-30)). В другом деле суд указал, что уплата премии после наступления страхового случая и истечения срока действия договора страхования противоречит правовой природе страхования и не соответствует нормам Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1

«Об организации страхового дела в Российской Федерации»

и гл.

48 ГК РФ (Постановление ФАС Уральского округа от 02.09.2011 N Ф09-5096/11). Как нам представляется, необходимо различать ситуации, когда премия уплачивается за пределами установленного в договоре периода перестрахования и после наступления страхового случая (это важно, поскольку основные проблемы возникают именно при оценке правовых последствий наступления страхового случая до момента уплаты премии по договору). Первая ситуация — это когда перестрахователь нарушает установленные договором сроки уплаты премии и фактически уплачивает ее после наступления страхового случая.

Вторая ситуация — перестрахователь уплачивает премию за пределами периода перестрахования (но в пределах срока действия договора) и после наступления страхового случая, не нарушая условий договора. Третья ситуация — перестрахователь уплачивает премию в пределах установленного договором периода перестрахования, хотя и после наступления страхового случая. Исходя из анализа правомерности указанных ситуаций, можно попытаться вывести легальную договорную конструкцию.

Данный вопрос вряд ли можно решить окончательно без соответствующего разъяснения со стороны ВАС РФ. На наш взгляд, первая и вторая ситуации вряд ли будут признаны судами правомерными, так же как и соответствующие договорные условия, в то время как третья ситуация будет являться правомерной конструкцией.

Договор перестрахования может предусматривать возможность уплаты премии за пределами периода перестрахования, но в пределах срока действия договора (когда срок действия договора отличается от периода перестрахования). При этом в договоре перестрахования необходимо также определять последствия наступления страхового случая до уплаты страховой премии.

Закон определяет последствия наступления страхового случая до уплаты очередного страхового взноса, внесение которого просрочено (п. 4 ст. 954 ГК РФ), а последствия наступления страхового случая до уплаты страховой премии им не определены.

В соответствии со ст. 966 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования, за исключением договоров страхования гражданской ответственности, составляет два года, а по договорам страхования гражданской ответственности — три года. В силу положений ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
В силу положений ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства.

На основании данной нормы и положений ст.

929 ГК РФ суды по общему правилу определяют момент начала течения срока исковой давности по требованиям о выплате страхового возмещения с момента наступления страхового случая, так как именно с этого момента у страхователя (перестрахователя) возникает право предъявить страховщику требование об исполнении обязательства по выплате возмещения.

К требованиям, вытекающим из договоров перестрахования, применяется двухлетний срок исковой давности.

Одним из наиболее сложных вопросов на практике является определение момента начала течения срока исковой давности по таким договорам. Решение этого вопроса зависит от того, что считать страховым случаем по перестраховочному контракту.

В соответствии с п. 1 ст. 967 ГК РФ по договору перестрахования перестраховывается именно риск выплаты по основному договору страхования.

В Обзоре практики по страховым делам Президиум ВАС РФ указал, что, если в договоре перестрахования отсутствует соглашение об ином, страховым случаем по нему является факт осуществления перестрахователем страховой выплаты по основному договору страхования (п.

22 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75). Таким образом, основываясь на указанном разъяснении Президиума ВАС РФ, которое формально не является обязательным для нижестоящих судов (так как содержится в Информационном письме), стороны договора перестрахования вправе сами определить понятие страхового случая.

О возможных вариантах определения страхового случая было уже сказано достаточно. Мы хотели бы остановиться на проблемах, связанных с исчислением сроков исковой давности по договорам перестрахования, и возможных практических вариантах их решения. На практике в большинстве договоров перестрахования страховой случай определяется как возникновение обязанности перестрахователя по выплате страхового возмещения по основному договору страхования.

Соответственно, моменты наступления страхового случая по основному договору страхования и договору перестрахования будут совпадать и началом течения срока исковой давности применительно к требованиям по выплате перестраховочного возмещения будет являться дата наступления страхового случая по основному договору.

Нужно сказать, что суды не всегда обращают внимание на указанные различия в определении страхового случая и, основываясь на положениях п.

1 ст. 967 ГК РФ, признают страховым случаем по договору перестрахования факт выплаты страхового возмещения или страховой суммы по основному договору страхования (Постановление ФАС Московского округа от 04.10.2011 N А40-1614/11-30-13). Однако мы хотели бы сконцентрироваться больше не на противоречивости судебной практики (такая противоречивость существует, наверное, по большинству важных вопросов в сфере страхования), а на практических вопросах, которые необходимо учитывать при урегулировании страховых событий по договорам перестрахования.

В тех случаях, когда риски размещаются через страхового брокера, именно в обязанности страхового брокера входит сбор страхового возмещения с перестраховщиков. При этом вопросы исчисления сроков исковой давности возникают в первую очередь, особенно когда перестраховщик не намерен платить. Помимо неоднозначности судебной практики в вопросах исчисления начала исковой давности проблема усугубляется сложившейся практикой в российских страховых компаниях, когда при урегулировании страховых случаев по прямым договорам страхования специалисты соответствующих отделов не всегда учитывают нормы законодательства об исковой давности и положения соответствующих договоров перестрахования.

Страховщику необходимо успеть в пределах двухлетнего срока исковой давности не только урегулировать убыток, но и заявить требование о выплате страхового возмещения перестраховщику. Если требование перестраховщику заявляется уже практически с истекающим сроком давности, то необходимо решать вопрос о подаче судебного иска до истечения двухлетнего срока исковой давности, поскольку, как будет сказано ниже, другие возможности получить впоследствии судебную защиту своего требования у перестрахователя по российскому законодательству, по сути, отсутствуют. В большинстве европейских юрисдикций срок исковой давности больше, да и момент начала его исчисления определяется иначе.

Например, в английском праве срок исковой давности начинает течь не с даты страхового случая по оригинальному договору страхования, а с момента, когда ответственность страховщика (перестрахователя) перед страхователем установлена в конкретном размере судебным решением или соглашением. Кроме этого, в английском праве возможно определить момент начала исчисления срока исковой давности в самом договоре перестрахования. В тех случаях, когда урегулирование затягивается и установленный срок исковой давности истекает, имеется ряд других инструментов решения этой проблемы: промежуточная частичная выплата возмещения, признание заявленного требования перестраховщиком и standstill agreement.

В тех случаях, когда перестраховщик не идет на сотрудничество и не соглашается на указанные варианты, остается только подача судебного иска или инициирование арбитражной процедуры (если контракт предусматривает арбитражную оговорку). По российскому законодательству сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены по соглашению сторон, а основания приостановления и перерыва течения сроков исковой давности могут быть установлены только законом (ст.

198 ГК РФ). В соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности может прерываться предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Указанный перечень оснований не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию. Что касается восстановления срока исковой давности, то в соответствии со ст. 205 ГК РФ восстановление его судом предусмотрено ГК РФ только для защиты прав граждан и только по обстоятельствам, связанным с их личностью.

Может ли использоваться в российской практике инструмент промежуточной (предварительной) выплаты? В соответствии с позицией, изложенной в п. 20 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15 и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 18, к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств дела, в частности, могут относиться признание претензии и частичная уплата должником основного долга.

Однако суды часто принимают решения, где указывают, что частичная выплата страховщиком страхового возмещения в добровольном порядке не свидетельствует о признании долга в большем размере (Постановление ФАС Московского округа от 26.10.2011 N А40-122100/10-20-689). Суды требуют, чтобы ответственное лицо совершило какие-либо другие действия, свидетельствующие о признании им оставшейся части долга (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.09.2011 N А56-64020/2010). В российской практике такие частичные выплаты пока не применяются.

Заключение соглашений о признании перестраховщиком заявленных требований в принципе возможно.

Такие соглашения, по нашему мнению, при условии их надлежащего оформления могут признаваться в качестве

«совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга»

, для целей перерыва течения срока исковой давности.

Но практика заключения таких соглашений также не сложилась. В этой ситуации остается признать, что проблема «короткого» срока исковой давности на сегодняшний день не имеет общепринятого практического решения и в случае истечения срока исковой давности единственным, по сути, инструментом остается предъявление иска.

Остается пока открытым вопрос о налогообложении страховых выплат российскими перестраховщиками в адрес иностранных перестрахователей.

Нужно ли удерживать у источника налог на доходы иностранных организаций в размере 20%, если нет соответствующего договора об избежании двойного налогообложения со страной, где зарегистрирован получатель средств? По этому вопросу существуют две позиции, которые пока не подтверждены официальным толкованием или сложившейся судебной практикой. Первая позиция, которой придерживается большинство участников страхового рынка: страховая выплата в адрес иностранной организации не является доходом этой организации из источников в Российской Федерации, и, соответственно, налог у источника удерживать не нужно.

Вторая позиция изложена в известном Письме Минфина России от 25.06.2010 N 03-03-06/1/431, в котором разъяснено, что оплата убытков иностранным контрагентам относится к прочим доходам от источников в РФ и подлежит налогообложению у источника выплат с учетом действующих международных договоров нашего государства об избежании двойного налогообложения.

Хотя данное Письмо не является нормативным актом, ввиду отсутствия иных официальных разъяснений и толкований оно является для налоговых органов определенным руководством к действию. До недавнего времени по этому вопросу судебной практики не было. Сейчас ситуация стала меняться.

В частности, Арбитражным судом г. Москвы принято Решение по спору между ООО «СПК «Юнити Ре» и налоговым органом, в котором суд поддержал позицию страховщика и указал, что в силу ст.

929 ГК РФ страховая выплата является возмещением убытков и не является доходом в смысле ст. 41 и п. 1 ст. 309 НК РФ (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 05.07.2012 по делу N А40-3013/12-91-149).

Данное Решение арбитражным апелляционным судом оставлено без изменений. Это одно из первых судебных дел по указанному вопросу, которое, как хочется надеяться, создаст положительную для страховщиков практику.

Возможны ли по российскому законодательству так называемые «авансовые» выплаты перестраховочного возмещения, когда перестраховщики выплачивают возмещение до того, как перестрахователь осуществил страховую выплату по основному договору? Мы полагаем, что такие выплаты не противоречат законодательству и могут быть предусмотрены в договорах перестрахования при определенных условиях.

Эффективным условием для правомерности таких выплат служит определение страхового случая по договору перестрахования как «возникновения обязанности перестрахователя.», а также наличие в договоре перестрахования механизма такой выплаты (против каких документов перестраховщик должен платить).

В заключение подчеркнем, что мы не претендуем на окончательность и бесспорность выводов, которые сделаны в данной статье, а скорее призываем к более внимательному подходу при составлении текстов договоров перестрахования с учетом сложившейся, хотя и неоднозначной, судебной практики.

Помимо прямого нормативного регулирования через принятие новых законодательных и подзаконных актов в сфере страхования значительно возрос уровень активности правотворчества ВАС РФ в области частного права (формулирование новых правовых позиций, концепций, подходов и т.п.). Его правотворческая активность еще не коснулась в значительной степени страхового права, но это только вопрос времени.

В связи с этим формирование позиции страхового сообщества по спорным и нерешенным вопросам в сфере страховых и перестраховочных отношений видится на данном этапе одной из приоритетных задач, что требует, в свою очередь, активизации научной дискуссии.